• PS•paper.ru
  • / Пластический хирург Андрей Искорнев

Пластический хирург Андрей Искорнев

Меня обвинили в самопиаре, хотя я просто хочу помочь
Андрей Искорнев

Совсем недавно Москву потрясло известие об аварии в московской подземке. Сразу же после инцидента пластический хирург Андрей Искорнев опубликовал на своей странице в Facebook информацию о том, что он готов оказать помощь в рамках своей специализации всем пострадавшим, нуждающимся в хирургической коррекции лица.

Не прошло и суток, как хирургу предъявили обвинения в самопиаре, что, собственно, происходит до сих пор. Что думает на этот счет сам доктор Искорнев, читайте в нашем интервью.

Корр.: Андрей Александрович, хотелось бы не ходить вокруг да около, а сразу задать вопрос: каким образом Вы решили предложить свою помощь?

Андрей Искорнев: Все произошло как бы само собой. Уверен, поступить по-другому я бы не смог. Я ежедневно проезжаю Кутузовский проспект, проезжал его и в тот день. Мое внимание привлекло большое скопление машин, вертолетов и людей. Понять, что произошло, помогло радио. Услышав, что среди пострадавших много людей с повреждениями в области лица, я создал пост в Facebook, предложил свою посильную помощь.

Как часто отмечал академик Миланов, которого уже с нами нет, и который был моим преподавателем, главнейшая задача эстетической хирургии — восстановительная. Конечно, врачам, работающим в учреждениях неотложной помощи, не до этого. Для них самое важное — сделать все, чтобы пациент остался жив. Вот одной молодой пациентке настолько грубо наложили швы на лицо, что от следов рубцов нужно будет избавляться довольно долго. А ведь для девушки ее внешний вид очень много значит.

Корр.: К кому, помимо интернет-пользователей, Вы обратились еще со своей благородной инициативой?

Андрей Искорнев: Я звонил в те больницы, в которые доставили пострадавших после аварии. Кто-то из врачей, с которыми я разговаривал, благодарил за предложение помощи, а кто-то говорил, что в их учреждении находятся пациенты в крайне тяжелом состоянии, и поэтому об эстетической коррекции лица пока не может быть и речи. А чтобы узнать точно, какому числу людей можно помочь, мне нужно было объехать все больницы, но, к сожалению, сделать это не просто. Для этого необходимо довольно много времени.

Корр.: Объезжать все больницы самому? А как же более легкий способ — позвонить главному специалисту учреждения и выяснить, кто из доставленных пациентов нуждается в коррекции области лица?

Андрей Искорнев: Есть такие специалисты, которые субъективно относятся к подобным предложениям. Да и вообще отношение к эстетической хирургии в России неоднозначное, хотя она так же важна, как и любая другая отрасль медицины.

Корр.: Как именно вы можете помочь?

Андрей Искорнев: Прежде всего, это консультация, во время которой мы выявляем степень повреждений и определяемся с выбором подходящей методики. Затем проводим операцию, а после нее наступает время перевязок и снятия швов. Естественно, данные этапы осуществляются не одномоментно.

Корр.: Многие ли из числа пострадавших решили к Вам обратиться?

Андрей Искорнев: На данный момент таких пять человек: три женщины и двое мужчин.

Корр.: Каково их состояние в настоящее время?

Андрей Искорнев: Состояние среднее. В большинстве случаев имеют место травмы мягких тканей лица: повреждения в области лба, щек, подбородка. В каждом из данных пяти случаев можно обойтись без долговременного их наблюдения в стационаре.

Корр.: Сколько им лет?

Андрей Искорнев: Им от двадцати до тридцати пяти.

Корр.: Как Вы считаете, почему среди решивших принять Ваше предложение только молодые пациенты?

Андрей Искорнев: Может быть, по той причине, что молодежь в большей степени втянута в online-пространство, им это интересно, они в курсе всех последний событий.

Корр.: В своем посте в Facebook Вы отметили, что пострадавшим необходимо обратиться к Вам непосредственно сразу после происшествия, на протяжении двух-трех дней. А что же теперь, когда эти два-три дня давно прошли?

Андрей Искорнев: В том случае, если бы они обратились к нам буквально в первые дни, эффект от хирургического вмешательства был бы лучше. Однако многие из них все еще находятся в лечебных учреждениях с самыми разными диагнозами. Безусловно, сейчас внешний вид с эстетической точки зрения волнует их меньше всего. Но мы держим слово: наша помощь не кончится до тех пор, пока это будет нужно. Любой из пострадавших с колото-резаными ранениями лица может рассчитывать на нас.

Корр.: Вы упомянули, что некоторым пациентам довольно грубо наложили швы. В таких случаях остаются рубцы. Можно ли убрать их полностью?

Андрей Искорнев: Убрать рубцы возможно до такой стадии, на которой они будут иметь вид маленьких царапин. Согласитесь, это намного лучше, чем ярко выраженные грубые шрамы. На сегодняшний день в арсенале пластических хирургов есть практически все для решения подобных проблем.

Корр.: И какова стоимость таких операций?

Андрей Искорнев: Цена зависит от нескольких факторов. Во-первых, необходимо учитывать стоимость расходных материалов. Во-вторых, нельзя забывать о степени профессионализма специалиста, выполняющего операцию. Чем он компетентнее, тем больше его гонорар. Также на окончательную стоимость влияет и престиж клиники пластической хирургии. К слову, за пластику десятисантиметрового рубца придется заплатить от двадцати пяти до семидесяти тысяч рублей. Такой разброс цен объясняется причинами, указанными мной выше.

Корр.: Андрей Александрович, следующий вопрос как раз затрагивает тему рубцов. Верно ли мое предположение, что в случае избавления от них пациента он быстрее придет в себя и начнет новую жизнь?

Андрей Искорнев: Безусловно. В данном контексте эстетическая хирургия является неотъемлемой составляющей процесса психологического восстановления пациента. И это важно не только для представительниц слабого пола, оказавшихся в то злополучное утро в тех вагонах поезда, но и для мужчин. Жить с рубцами на лице не хочется никому.

Корр.: После Вашего отклика многие обвинили Вас в самопиаре. Что вы думаете об этом?

Андрей Искорнев: Во все времена публичные персоны стремились и стремятся каким-либо образом себя пиарить. Способы у всех разные, порой — довольно изощренные. Поэтому люди, привыкнув к такому положению вещей, практически каждый поступок, будь он трижды душевным и бескорыстным, считают пиаром. Таким сочли и мой поступок. Вот только те, кто поспешил сделать такие выводы, не приняли во внимание, что на самом деле я хотел (и хочу!) донести до каждого пострадавшего с повреждениями лица: есть те, кто может вам помочь!

Корр.: Рискну предположить, что больше никто из московских пластических хирургов не присоединился к так называемой «армии спасения красоты». Скажите же мне, что я ошибаюсь!

Андрей Искорнев: К счастью, ошибаетесь! Меня сразу же поддержала главный пластический хирург нашей столицы Мантурова Наталья Евгеньевна. Она и специалисты ее клиники были рады предложить свои бесплатные профессиональные услуги, и если бы нам вдруг потребовалась их помощь, они бы, несомненно, нас с готовностью поддержали. Спасибо им за это. А вообще, было бы замечательно, если бы была создана так называемая, как Вы выразились, «армия спасения красоты» для своевременного реагирования в подобных ситуациях. Достаточно было бы, чтобы в ней насчитывалось около десятка хирургов.

Корр.: Сколько таких «солдат спасения красоты», по-Вашему, наберется в нашей столице?

Андрей Искорнев: Не могу говорить за всех специалистов в области эстетической медицины, но из числа знакомых мне пластических хирургов свою помощь предложили многие. Приятно осознавать, что среди моих коллег много благородных и неравнодушных к чужому горю людей.

Корр.: Наш портал благодарит Вас, Андрей Александрович, за нашу увлекательную беседу!

Также читайте на эту тему
Комментарии