• PS•paper.ru
  • / Пластический хирург Андрей Ищенко

Пластический хирург Андрей Ищенко

Скальпель — это хирургический инструмент, который дает быстрые, немедленные результаты
Пластический хирург Андрей Ищенко

Многие специалисты, занимающиеся коррекцией внешности человека, заявляют о схожести профессий пластического хирурга и психолога. Они уверяют, что доверие пациентов к первым почти так же велико, или же больше, чем ко вторым. О том, насколько справедливо это утверждение и насколько важно доверие к пластической хирургии по сравнению с другими профессиями, мы спросили в интервью у пластического хирурга Ищенко Андрея Леонидовича.

Корр.: Пластические хирурги — это психологи, работающие со скальпелем?

Андрей Ищенко: Я бы не сказал этого, даже если бы мы испытали впечатляющие психологические изменения после пластической операции, которая разрешила предыдущую деформацию. Благодаря восстановленному внешнему виду наши пациенты могут уверенно участвовать в общественной жизни, открывая новые возможности, которые раньше не представлялись им реальными.

Скальпель — это хирургический инструмент, который дает быстрые, немедленные результаты. Только процесс заживления, время восстановления может быть немного длительным.

Психолог же столкнется со сложной сетью эмоций, убеждений и мыслей, мешающих психическому и физическому здоровью пациента. Это требует другого вида инструментов для внесения позитивных изменений и гораздо больше времени. Еще одно важное отличие заключается в том, что хирург активен во время операции, в то время как пациент во время своей трансформации в основном полностью пассивен в глубокой анестезии. Психологическое вмешательство всегда требует активного сотрудничества с пациентом. Две парадигмы существенно различаются. Хирург удаляет нечто «неправильное», возможно, чтобы оно было заменено или преобразовано в «правильное».

Эстетические вмешательства становятся все более популярными среди мужчин и в России

Психолог поощряет пациента обнаруживать свои собственные характеристики и симптомы, которые воспринимаются как «неправильные», но они были созданы для изначально хорошей причины, и их выживание возможно только потому, что у них есть какая-то цель в более крупной системе. Если система изменится, симптомы больше не понадобятся, поэтому они исчезают сами собой. Нежелательные симптомы «отслаиваются», как отмершие клетки кожи, которые больше не нужны.

Характер отношений с пациентом также различен в этих двух профессиях. Среди взаимоотношений между врачом и пациентом отношения между хирургом и пациентом являются более интимными, так как пациент дает хирургу временное всемогущество ради собственной безопасности, иначе они не решатся пойти под нож.

Чтобы эффективно общаться, мы должны понимать психологические процессы, происходящие в отношениях между врачом и пациентом. Это требует личного таланта, который можно развить с помощью обучения, но он развивается сам по себе во время практики, если мы обращаем внимание на новые элементы и возможные проблемы. Техника сдержанного интервью очень важна. Представьте, что кто-то десятилетиями мечтал о более привлекательном внешнем виде или что-то вроде деформации, которая вызывает снижение самооценки и делает людей очень сдержанными. Изучение этих проблем является задачей пластического хирурга. Иногда пациенты не могут толком объяснить, почему они пришли к нам во время первой консультации. Это нормально, и мы обязаны строить доверительные отношения, в которых они могут выявить все проблемы. Фактически, мы часто выявляем больше проблем, чем во время разговора с психологом. И это вполне понятно, так как пациент, ожидающий решения, может быть обеспечен хирургическим вмешательством, при этом он ожидает только симпатии от психолога, который также находится в особом положении.

Пластический хирург Андрей Ищенко оперирует

Корр.: Насколько важно доверие к пластической хирургии по сравнению с другими профессиями?

Андрей Ищенко: Доверие является обязательным условием для любой медицинской профессии. Это относится и к пластической хирургии. Люди не доверяют свою машину тому, кому не доверяют, не говоря уже о себе, своих лицах или своей груди! Многие испытывают беспокойство или страх в присутствии врача, что связано с их предыдущим плохим опытом из-за недостатков системы здравоохранения. В идеальных случаях присутствие врача обеспечивает чувство безопасности и не вызывает беспокойства; особенно в больничной палате. Мирное окружение, стабильный фон — основа хорошего сотрудничества. Мы считаем это чрезвычайно важным в нашей клинике.

Корр.: Какова доля пациентов женского и мужского пола в вашей клинике?

Андрей Ищенко: Примерно 80:20. Эстетические вмешательства становятся все более популярными среди мужчин и в России. Все больше мужчин обращаются к пластическим хирургам.

Корр.: Как вы можете это объяснить?

Андрей Ищенко: Изменяющимся отношением и более глубоким пониманием людей, а также постоянно развивающимися методами и устройствами. Например, ранее не было никаких решений для устранения женоподобной мужской груди, хотя эта особенность может быть очень неловкой для мужчины. Другое объяснение может состоять в том, что пациенты больше рассказывают о своем положительном опыте, который передается средствами массовой информации.

Пациент дает хирургу временное всемогущество ради собственной безопасности, иначе они не решатся пойти под нож.

Корр.: Какая возрастная группа наиболее часто встречается в вашей практике и какие из них наиболее популярны?

Андрей Ищенко: Люди обращаются к нам с любыми проблемами с головы до пят. Мы предлагаем практически все виды хирургических услуг. Наиболее распространенной возрастной группой являются женщины в возрасте от 25 до 45 лет. Наиболее популярными операциями являются операции на груди и липосакция. Пластическая хирургия — это не просто каприз для состоятельных пациентов. Некоторые разочаровывающие в своей внешности особенности могут присутствовать с детства, обеспечивая низкую самооценку уже в то время. Если кто-то твердо верит, что он может стать цельной личностью, только если он избавится от чего-то, что делает его несчастным, или просто хочет, чтобы часть тела была более стройной и сделала его счастливым, изменения возможны, и во многих случаях это необходимо. Это не развлечение.

Корр.: Пластическая хирургия — это история успеха, а пластические хирурги — особенные люди?

Андрей Ищенко: Я думаю, что пластическая хирургия — это история успеха, потому что — при соответствующем применении — она может способствовать повышению качества жизни пациентов до такой степени, что другие профессии не могут. Мы изменяем форму и функцию вместе, одновременно. Это меняет жизнь пациента с расщелиной губы, а также жизнь матери после восстановления обвисшей груди и ослабевших мышц живота. С другой стороны, мы не великие «волшебники». Никто, ни один пластический хирург не должен верить в это. Наша профессия такова: у нее есть потенциал, чтобы быстро изменить тело другого человека в лучшем направлении.

Корр.: От чего зависит цена операции? А как насчет клиник с дешевыми пластическими операциями и навязчивой рекламой?

Пластический хирург Андрей Ищенко с имплантатом

Андрей Ищенко: Те, кто спрашивают только о цене и едут в самое дешевое место, почти наверняка могут рассчитывать на самое скромное медицинское обслуживание. Но самое дорогое не означает и лучшее, так как платная реклама и появление в СМИ также могут быть учтены в цене. Факторы ценообразования включают качество оборудования и материалов, квалификацию команды, клинический опыт доктора, инструменты, доступные в операционной, тип анестезии, продолжительность пребывания в больнице, качество медицинского обслуживания. В какой-то степени цена также зависит от регулярного зарубежного обучения, учебных поездок и конгрессов пластического хирурга, а также дорогих профессиональных книг и журналов. Если вы всегда хотите использовать одну из лучших (если не самую лучшую) технику в этом быстро меняющемся мире, вам придется каждый год посещать больше курсов, а они весьма дорогостоящи. В противном случае мы бы до сих пор использовали бы толстую канюлю для липосакции и не могли бы выполнять липофилинг для регенерации тканей.

Те, кто интересуется эстетическим вмешательством, могут найти различные клиники в Интернете, на онлайн-форумах и в других рекламных объявлениях, которые не публикуют имя пластических хирургов. Может случиться так, что пациента встречает «эстетический консультант» без какой-либо медицинской квалификации и профессионального опыта, который компенсируется навязчивыми навыками продаж — и анонимный пластический хирург встретит пациента только после заявленного намерения и предоплаты.

Эти предприятия, которые не возглавляются пластическими хирургами, проводили невероятные практики как в профессиональном, так и в этическом плане. Не случайно, что в некоторых из этих мест использовалось большинство самых дешевых (и впоследствии признанных непригодными) имплантатов. Поэтому опасно идти на поводу дешевых цен, поскольку это не соответствует ожидаемому использованию лучших технологии и материалов. Это просто дерзкая деловая тактика. Но большинство пациентов становятся подозрительными, когда они видят окружение и отсутствие профессионализма во время консультации.

Корр.: А как насчет осложнений? Они распространены?

Андрей Ищенко: Они очень редки, потому что мы обычно воздействуем на кожные покровы человеческого тела, а не на внутренние органы. В соответствующей больничной среде вы можете снизить риск осложнений с помощью методов сохранения тканей, современных устройств и лекарств.

Также читайте на эту тему