• PS•paper.ru
  • / Пластический хирург Нодари Иоселиани

Пластический хирург Нодари Иоселиани

Доктор должен быть специалистом с большой буквы
Пластический хирург Нодари Иоселиани

Во врачи часто идут представители медицинских династий. Один из них — пластический хирург Нодари Иоселиани. Он является представителем уже четвертого поколения семьи, посвятившим себя медицине. Иногда хирург шутит, что иного выбора профессии у него просто не было. Высшее образование Нодари Багратович получил в Российском государственном медицинском университете им.Н.И. Пирогова. Затем последовала ординатура по общей хирургии. Следующие 11 лет он проработал в Московском городском научно-исследовательском институте скорой помощи имени Н. В. Склифосовского. И вот уже как пять лет доктор Иоселиани занимается пластической хирургией. Об эстетических операциях, пациентах и собственных принципах Нодари Багратович рассказал в интервью.

Корр.: Здравствуйте! Расскажите, что важно для пластического хирурга как для профессионала?

Нодари Иоселиани: Здравствуйте! В медицине всё почти так же, как и в любой другой профессии. Доктор должен быть специалистом с большой буквы. Не просто использовать давно привычные знания и навыки, но и постоянно учиться, самосовершенствоваться, нужно много работать, ведь практика очень важна. Чтобы всегда быть в курсе различных нововведений в сфере пластической хирургии, да и просто медицины, я посещаю профильные конгрессы, симпозиумы, как в России, так и за рубежом. На этих мероприятиях мы можем обменяться опытом, узнавать что-то новое. Что касается сравнения российской и иностранных отраслей, то уже давно нет принципиального различия в применяемых методиках. Все профессионалы используют одни и те же лучшие и безопасные методики, вне зависимости от страны проживания. Однако определенные различия есть, но они касаются предпочтений пациентов. Так, например, для бразильянок большое значение имеет упругие ягодицы, поэтому в стране большой спрос на глютеопластику. В России же женщин больше интересует пластика груди.

Корр.: А что скажете насчёт стоимости пластических операций? Сегодня они доступны для населения?

Что касается сравнения российской и иностранных отраслей, то уже давно нет принципиального различия в применяемых методиках

Нодари Иоселиани: Конечно, они стали намного доступнее, чем, скажем, лет 15 назад. Но в то же время стоит понимать, что пластическая операция не может быть дешевой, ведь себестоимость такого хирургического вмешательства довольно высока — используется высокотехнологическое оборудование, дорогие лекарственные препараты, работает целая команда врачей. Так что пациентам советую не идти в клиники или к хирургам, которые предлагают операции буквально за мизерную цену. Так не бывает. Но и на супердорогие цены я бы тоже рекомендовал не возлагать больших надежд, поскольку такая сумасшедшая стоимость может быть совершенно неоправданной. Средняя стоимость пластических операций на российском рынке — от 200 до 400 тысяч рублей.

Операция не может стоить как маникюр или стрижка в салоне, запомните это. Если же вы всё-таки хотите рискнуть и сэкономить, то будьте готовы, что такая операция может принести не только положительные изменения.

Корр.: Какие сегодня тенденции в пластической хирургии?

Нодари Иоселиани: Максимальная естественность. Женщины больше не хотят пятый размер груди, как у Памелы Андерсон. Все делают среднего размера грудь — это двойка или тройка, как правило.

Заранее скажу, что я не делаю операций, если вижу, что пациентке эта коррекция не требуется или просто «не пойдет». Если пациент настаивает, то я просто отказываю в операции. Да, возможно, это моё мнение, но в принципе, женщина всегда может найти другого хирурга, который опровергнет или подтвердит моё мнение насчёт пластической операции.

Корр.: Ну, а если пациент решился на операцию, и вы согласны её провести. Как происходит такое общение?

Увеличение груди имплантами

Нодари Иоселиани: Сначала идёт консультация. Я рассказываю обо всем, что связано с пластической операцией. Как проходит эта операция, какие действия выполняет хирург, корректируя ту или иную часть тела, какие есть импланты. Также обязательно обговаривается предоперационная подготовка, правила реабилитационного периода. Ну и затем нужно обязательно пройти предоперационное обследование, сдать все необходимые анализы. Случается, кстати, говоря и так, что пришла к нам вроде здоровая внешне девушка, а анализы показывают наличие заболеваний, которые являются противопоказаниями к операции. Конечно, таким пациентам приходится отказывать, ведь в их случае пластическая операция будет опасна для жизни.

Корр.: А сейчас очень модно делать моделирование результата. Вы что думаете по этому поводу?

Нодари Иоселиани: Честно говоря, я не любитель такого метода. Мне кажется, что это несколько принижает работу хирурга. Понимаете, на компьютере достаточно двух-трех щелчков мыши и вуаля, на мониторе вы видите идеальную грудь. Но в реальности всё намного сложнее, да и точно такая же грудь, как на картинке, получается очень редко, 100%-ного совпадения достичь сложно, потому что тело человека — это вам не картинка. Я предпочитаю работать с сайзерами. Это специальное белье, в которое вкладывается имплантат и пациентка может, образно говоря, увидеть свою новую грудь. так проще понять, устраивает ли такой размер, или хочется сделать грудь больше, или наоборот, кажется, что бюст потяжелел и пациентка выбирает меньший объём. Кстати говоря, девушкам сеанс «примерки» очень нравится.

Корр.: А сколько пластических операций можно сделать в течение своей жизни?

Нодари Иоселиани: Знаете, судя по примеру так называемых «Кенов» и «Барби», больше 100. Но это всё экстремальные случаи. Вообще же, человеку бывает порой нужна всего одна пластическая операция, благодаря которой в лучшую сторону изменяется как его внешность, так и жизнь в целом. Количество возможных операций зависит от состояния здоровья — позволяет ли вам оно перенести не 1, а допустим, 2 операции и так далее. Дело в том, что операция, какая бы она ни была, организмом воспринимается как травма, стресс. Мы можем совместить и сделать сочетанные операции, когда корректируются несколько частей тела, однако для организма такое хирургическое вмешательство все равно будет травмой. Поэтому объём возможных вмешательств зависит не только от желания пациента, но и его показаний здоровья.

Мы можем совместить и сделать сочетанные операции, когда корректируются несколько частей тела

Корр.: Очень многие девушки, как вы говорите, просят естественности форм, но ведь большинство из них скрывает факт операции. А как вы относитесь к тому, что женщины не спешат раскрыть правду о своем красивом бюсте?

Нодари Иоселиани: Честно говоря, я не совсем поддерживаю такой формат отношений. Я просто не понимаю, что мешает девушке рассказать правду о том, что она делала маммопластику. Да, это силиконовая грудь, но она её собственная, не чужая. Бюст красивый, упругий. Зачем стесняться? К тому же, если говорить о функциональных особенностях молочной железы, то после установки имплантов возможность грудного вскармливания сохраняется. Правда, я советую пациенткам не планировать беременность в первые 6-9 месяцев после операции, чтобы дать организму восстановиться после хирургического вмешательства.

Корр.: А вы сами как относитесь к несовершенствам внешности? Есть какая-то профессиональная деформация?

Нодари Иоселиани: К несовершенствам я отношусь спокойно, ведь идеальных людей всё-таки нет. И в любом случае, главную роль играет восприятие близких людей, родных. Вот все мои близкие считают, что я красив, и я доволен этим. Хотя другой обладатель такого же носа, как у меня, может посчитать его некрасивым. Насчёт профессиональной деформации. В толпе людей, бывает, начинаю рассматривать лица людей и его отдельные черты — нос, глаза, губы, уши… В какой-то степени проявляется это, но я еще не разучился воспринимать людей как личность, а не как объект для работы. Вот если такое случится, тогда наверняка придётся уходить из профессии (улыбается).

Также читайте на эту тему