• PS•paper.ru
  • / Пластический хирург Ирина Саркисян

Пластический хирург Ирина Саркисян

В своей работе применяем мультидисциплинарный подход
Пластический хирург Ирина Саркисян

Эстетические и реконструктивные пластические операции немного отличаются друг от друга. В первом случае человек хочет устранить несовершенства внешности по своему желанию, во втором — операции буквально необходимы, чтобы вернуть пациенту здоровье и возможность чувствовать себя полноценным членом общества. Каким образом реконструктивная пластическая хирургия возвращает привычную или дарит новую жизнь пациентам рассказывает Ирина Саркисян, к.м.н., заведующая отделением пластической и реконструктивной хирургии клиник СМТ.

Корр.: Ирина Ильинична, здравствуйте! Расскажите, кто те люди, кто обычно обращается за реконструктивными операциями?

Ирина Саркисян: Здравствуйте! Это люди с врожденными дефектами, последствиями травм, грубыми и заметными рубцами, неудачными первичными пластическими операциями. Мы в центре оказываем помощь женщинам. В своей работе применяем мультидисциплинарный подход — это означает, что с пациенткой работает не только пластический хирург, но в зависимости от патологии, к команде присоединяется маммолог, эндокринолог, бариатрический или челюстно-лицевой хирург. Мы не просто вылечиваем, но прилагаем все усилия, чтобы добиться лучшего эстетического результата.

Корр.: Раз вы заговорили о бариатрии… «Основательно» ли худеют паиценты после такой операции? Ведь во многих случаях приходится обращаться к пластическим хирургам, чтобы убрать излишки кожи, некрасиво свисающие с живота?

Ирина Саркисян: Если говорить обобщающе, то диапазон составляет 20-60 кг. Естественно, это внушительная потеря веса. Причем, происходит похудение относительно быстро и поэтому кожа не успевает подтянуться. Тогда пациенту необходимо провести бодилифтинг, когда пациент достиг комфортного веса и больше худеть не будет. Операция подразумевает удаление излишков кожи по всему телу. Однако это не означает, что пациент будет весь исполосован рубцами — хирург делает разрезы в незаметных местах вроде подмышек, зона ниже линии бикини.

Пациенты с травмами или врожденными дефектами на лице страдают от психологических комплексов сильнее всех

Корр.: Правильно я предполагаю, что наиболее популярными операциями в реконструктивной хирургии являются коррекции на лице? Ведь если дефекты на других участках тела можно спрятать под одеждой, то лицо ведь не скрыть…

Ирина Саркисян: Да, челюстно-лицевая хирургия определенно наиболее часто сталкивается с такими случаями. Отмечу, что пациенты с травмами или врожденными дефектами на лице страдают от психологических комплексов сильнее всех. Реабилитация у таких пациентов тоже протекает сложно. Человек, мучаясь в течение всей своей жизни, ждет идеального результата, хочет видеть нвоое лицо, но не всегда хирург может гарантировать что-то большее, чем некоторое улучшение. Да и операций зачастую требуется не одна, а две, три и больше.

Корр.: Какие проблемы наиболее часто называют пациенты? После каких травм обращаются больше?

Ирина Саркисян: Как правило, чаще всего это пациенты с деформациями средней зоны лица, скуло-глазничного комплекса, переломами костей лицевого черепа. Подобные травмы и патологии обезображивают человека. Допустим, пациента ударили в лицо, а при этом у него сломалась косточка в области нижней стенки глазницы. Такое происходит очень часто, поскольку она очень тонкая, меньше 1 мм. Зачастую человек просто не замечает этого перелома из-за кровоподтека. Но примерно через месяц, это становится очевидным — человек испытывает проблемы со зрением, поскольку вследствие травмы глазное яблоко смещается. У пациента начинает двоиться в глазах, да и на лице очевидна деформация: из-за смещения глаз выглядит искусственным. Это очень сложная травма, равно как и проводимая для её коррекции операция. Чтобы все прошло успешно, используется трансконъюнктивальная методика.

Пластический хирург Ирина Саркисян

Наиболее сложной является травма, полученная вследствие перелома верхней челюсти. Человек перестает походить на себя — настолько сильно изменение, ведь повреждается мышечная и костная анатомия черепа. Мы же реконструируем всё настолько точно, что на лице после операции нет никаких следов, мимика также не нарушается. Сегодня технологии настолько прогрессивны, что после операции на следующий день пациент может жевать.

Корр.: Сегодня детская медицина в нашей стране довольно строго регулируется, есть возможность устранить все дефекты чуть ли не в первые дни жизни. А много ли взрослых людей с врожденными патологиями обращаются к вам? Есть ли те, кому не удалось провести операцию в раннем возрасте?

Ирина Саркисян: Если говорить о взрослых пациентах и врожденных дефектах, то обычно подразумеваются люди, пришедшие корректировать первоначальный результат лечения заячьей губы. В детстве им не очень аккуратно вылечили, теперь они мучаются от послеоперационных рубцов, их не устраивает форма носа и верхней губы. В этих случаях нет единого стандарта лечения — всё зависит от показаний и состояния пациента. Бывает необходима ринопластика, иногда хейлопластика, в ряде случаев нужны обе операции.

Проводим операции ортогнатического направления, если требуется уменьшить чрезмерно выдвинутую вперед нижнюю челюсть, подкорректировать слишком большой или недоразвитый подбородок.

Представители азиатских национальностей часто хотят подкорректировать форму лица, если оно слишком массивное. Для этого проводится операция по уменьшению скуловых дуг, частично иссекаются кости подбородка и в итоге мы получаем утонченную форму лица. Также они приходят за блефаропластикой, чтобы получить двойное веко. Однако сразу скажу, что это не дефект, а особенности расовой принадлежности, которые некоторым представителям не по душе.

Также читайте на эту тему