• PS•paper.ru
  • / Пластический хирург Сергей Блохин

Пластический хирург Сергей Блохин

Моя задача — хирургически решить психологическую проблему
Пластический хирург Сергей Блохин

Знаменитый на родине и за границей российский пластический хирург, руководитель клиники «FrauKlinik», профессор Сергей Николаевич Блохин, рассказал корреспондентам портала Ps-paper.ru о том, какие пластические операции в тренде, о возрастных различиях в запросах на коррекцию внешности и уровне безопасности в индустрии.

Корр.: Какие операции наиболее популярны в вашей клинике? Что пациенты больше всего хотят изменить в своей внешности?

Сергей Блохин: Будет некорректно высказываться, что увеличение груди или пластика носа — самые востребованные операции на сегодняшний день. Для определённой возрастной группы необходимы свои процедуры. Женщины в возрасте от 18 до 30 лет отдают предпочтение ринопластике носа и эндопротезированию груди, чтобы стать красивее и сексуальнее. Для женщин от 45 до 60 лет характерен запрос антивозрастного комплекса: фейслифтинг (восстановление упругости кожи путём хирургического вмешательства), блефаропластика (изменение формы века или разреза глаз) или платизмопластика (подтяжка шеи). Но бывают случаи, когда и молодой девушке может понадобится подтяжка. Например, после кормления грудью молочные железы теряют свой объем, что ведет к птозу — опущению груди, и девушка начинает комплексовать по поводу своей внешности. В такой ситуации ей может помочь только подтяжка груди. И пациенток с такой проблемой тысячи. В России практически невозможно привести статистику по хирургическим операциям.

Женщины от 18 до 30 лет отдают предпочтение ринопластике носа и эндопротезированию груди

Корр.: А существует какая-то неофициальная статистика?

Сергей Блохин: Вероятно, что она есть, но я не слежу за ней. На самом деле я не верю в их правдивость, потому что в России очень много частных клиник и истинных цифр о точном количестве проведённых операций не узнать. В России статистические данные в этой сфере деятельности закрыты. Но в Америке, например, статистика по пластическим вмешательствам публикуется в открытом доступе, и каждый может узнать об этом из Интернета.

Корр.: Возможно ли рассуждать о трендах в пластической хирургии? Известно, что не так давно было популярно делать большую грудь, а сейчас небольшую и естественной формы.

Сергей Блохин: Несмотря на, казалось бы, специфичность отрасли, тренды есть и они даже сменяют друг друга. Не так давно шестой размер груди и маленький, чуть приподнятый носик, считались идеалом, а теперь главное требование пациентов — это сохранение индивидуальности и естественности. Если женщина решается сделать грудь, то она хочет максимальной естественности, а если речь заходит об изменениях лица, то все действия специалиста должны быть максимально точными. В конце 1990-х — начале 2000-х годов многие пациенты были покалечены из-за дилетантов и нелегальных врачей. Вед немалое количество пациентов до сих приходят к нам и просят избавить их от биополимерных веществ — раньше практически всем вводили жидкий силикон или вазелин в область лица.

Корр.: Раз речь зашла о пациентах, расскажите, кто приходит в вашу клинику?

Пластический хирург Сергей Блохин

Сергей Блохин: Однозначного ответа на этот вопрос у меня нет. К нам приходят очень разные пациенты. Коррекция внешности нужна и молодым девушкам, и женщинам в возрасте. Порой приходят семьями, например, дочери с мамами. А бывают случаи, когда пациенты приезжают из заграницы.

Корр.: Сергей Николаевич, действительно ли, что в наше время пластические операции стали делать в десятки раз чаще, чем раньше?

Сергей Блохин: Да, всё верно. Раньше основная часть специалистов, особенно в СССР, готовилась в Москве. Сегодня только за год в России кафедры пластической хирургии оканчивают примерно 2000 молодых специалистов. Практически в каждом российском городе успешно работает по несколько клиник, предоставляющих услуги эстетической медицины, пластической хирургии в том числе. В Москве, например, функционирует 147 медучреждений, где можно сделать пластическую операцию.

Корр.: Мне известны случаи, когда люди брали кредит, чтобы сделать пластику, правда ли это?

Сергей Блохин: Да, не вижу в этом ничего сверхъестественного. Некоторые пациенты берут кредиты на преображение — им нужна улучшенная внешность или отсутствие дефектов сегодня, а не через несколько лет, когда им удастся накопить требуемую сумму. Существуют даже специальные партнерские программы банков и клиник.

Корр.: Скажите, увеличивается ли частота обращений с возрастом?

Сергей Блохин: Не могу с уверенностью это подтвердить. Да, в зависимости от возраста показания меняются, что подразумевает и разные операции. Лично в моей практике бывает, что в 35 лет пациентка приходит ко мне на увеличение или подтяжку груди, а через 10 лет обращаются за подтяжкой лица. Однако абсолютное большинство пациентов делают лишь одну операцию.

Мы всегда сообщаем пациентам, что операция — это уже риск

Корр.: На ваш взгляд, как часто потенциальные пациенты имеют объективные причины для проведения операции? Общество ведь зачастую и осуждает такой шаг, потому что со стороны непонятно, что заставило успешную во всех отношениях женщину чуть старше тридцати, лечь на операционный стол ради улучшения внешности.

Сергей Блохин: Моему профессиональному общению с женщинами уже больше 30 лет. Этот опыт научил меня с первых минут консультации понять, что сподвигло женщину на такой шаг. Часто у пациенток есть страх старости, неуверенность в себе или другие женские комплексы. Наша задача, как специалистов, кроется в хирургическом решении психологических проблем.

Корр.: Вы сообщаете пациентам, что существует риск не получить ожидаемый результат?

Сергей Блохин: Мы всегда сообщаем нашим пациентам, что операция — это уже риск. Наши специалисты всегда оценивают возможные последствия. Если здоровье пациентов позволяет выполнить процедуру, мы соглашаемся провести операцию, а если нет — отказываемся. В нашей клинике все процедуры плановые, поэтому пациенты приходят к нам сознательно.

Пластический хирург Сергей Блохин дает интервью

Стоит отдельно поговорить об анестезии. Все операции мы проводим под наркозом. Под местной анестезией могут проводиться лишь исключительные операции вроде удаления атеромы и т.п.. Всё остальное — только под общим анестезией. Под местной нереально провести фейслифтинг, обычная продолжительность которого составляет около двух часов. Насколько изможденным физически и психологически будет пациент, перенесший такое вмешательство под местным обезболиванием? Даже экспериментировать я бы не советовал.

Корр.: Пациенты приходят к вам с точным пониманием будущего результата, или с расплывчатыми формулировками?

Сергей Блохин: Самое важное в нашей работе — объяснить пациенту, какой результат мы действительно можем получить, опираясь на его желания и предпочтения. У каждого пациента свои требования: кто-то просто говорит о «большой груди», а другому нужен именно «третий размер».

Бывают ситуации, когда женщина приходит на определённую процедуру, а показания у неё абсолютно к другой. Например, после окончания грудного вскармливания пациентка хочет увеличить бюст, тем самым желая вернуть ему упругие формы. Однако хирург с профессиональной точки зрения, на основе имеющихся показаний, понимает, что установкой имплантатов здесь не обойтись — нужна подтяжка.

По медицинским показаниям к нам обращается лишь около 15% от всего числа пациентов

Много проблем возникает, когда пациент не прислушивается к советам специалиста, потому что считает, что сам знает, как будет лучше. Нередко мы сталкиваемся с завышенными требованиями, которые на самом деле нельзя воплотить в реальность. Если пациенты требуют от нас физически нереальный результат, мы отказываем. Во-первых, мы не в силах творить волшебство, пластическая хирургия имеет свои ограничения, несмотря на широкие возможности. Ну и во-вторых, можно почти на 100% быть уверенным, что с таким пациентом обязательно возникнет конфликтная ситуация.

Корр.: Какой процент обращений по медицинским показаниям, а какой —желания клиентов?

Сергей Блохин: Откровенно говоря, по медицинским показаниям к нам обращается лишь около 15% от всего числа пациентов. Всё остальное— это эстетическая пластическая хирургия.

Корр.: Сергей Николаевич, на ваш взгляд, за последние 10-20 лет произошли какие-то принципиальные изменения в отрасли? Можете подтвердить, что сейчас всё стало намного надёжней?

Сергей Блохин: Изменилось если не всё, то очень и очень многое. Повысился уровень безопасности операций, мы научились исключать вероятность многих ошибок. Сегодня в пластической хирургии востребованы малоинвазивные операции. Если раньше целью, по большому счету, было проведение вмешательства как такового, то сейчас задачей хирурга стало не только высокое качество операция, но и её максимальная невидимость в виде каких-либо следов.

Определённо, уровень безопасности приблизился к максимальной отметке. Ведущее анестезиологическое оборудование, оснащение операционных и реанимация — неотъемлемая часть каждой клиники нашей специализации. Стоит отметить и непрерывное ежегодное обучение и повышение квалификации врачей

Также читайте на эту тему