• PS•paper.ru
  • / Пластический хирург Ирина Хрусталева

Пластический хирург Ирина Хрусталева

Экспертный взгляд на изменения в российском секторе отрасли
Пластический хирург Ирина Хрусталева

Ирина Хрусталева — доктор медицинских наук, заведующая кафедрой пластической хирургии ПСПбГМУ им. И. П. Павлова, является не только действительным членом РОПРЭХ. Специалист регулярно входит в состав организаторов образовательных профильных мероприятий. Постоянное самосовершенствование  — один из главных залогов успешности и высокопрофессиональности пластического хирурга, считает Ирина Эдуардовна. Сегодня она рассказала о том, что происходит сейчас в сфере отечественной эстетической хирургии, и в какую среду приходят молодые специалисты. 

Корр.: Пластическая хирургия — молодая специальность, и в российском обществе она воспринимается неоднозначно. Как вы считаете, почему?

Ирина Хрусталева: Наша сфера деятельности вызывает ассоциации только с эстетикой, усовершенствованием внешности, но ведь «перекраивать» носы и уши — отнюдь не главное. Не стоит забывать, что важнейшая задача пластических хирургов — восстанавливать внешность после травм и болезней, давать человеку шанс на полноценную жизнь в обществе. Обидно, что люди недооценивают пластических хирургов и считают их хапугами, которые занимаются «украшательством» и гребут деньги лопатой, хотя, по сути, речь идёт лишь об узком разделе эстетической хирургии.

Важнейшая задача пластических хирургов — восстанавливать внешность после травм и болезней

Корр.: Как выпускник медицинского вуза может стать профессиональным специалистом в сфере пластической хирургии? Сколько всего времени займёт обучение?

Ирина Хрусталева: В наши дни путь становления профессионала стал труднее, чем раньше, и это хорошо. Во времена СССР и после его распада пластическая хирургия как специальность не существовала, а пластические хирурги — были. Между тем, многочисленные военные конфликты, которые пережила наша страна во второй половине XX века, позволили наработать базу, усовершенствовать практику и поднять на новый уровень методики выполнения пластических операций, помогая растить профессиональных пластических хирургов. Ведь поначалу реконструктивные и пластические операции выполнялись челюстно-лицевыми хирургами и травматологами.

Молодые специалисты в пластической хирургии

С конца 90-х годов получить право работать в сфере пластической хирургии было очень легко. Достаточно было выпуститься из медицинского вуза, пройти довольно краткую переподготовку — и, вуаля, сертификат у вас в руках. Но ситуация изменилась благодаря академику Николаю Миланову, первому президенту РОПРЕХ и Наталье Мантуровой, главному пластическому хирургу Министерства здравоохранения РФ.

Сейчас медики, закончившие вуз, должны сначала пройти два года ординатуры и лишь потом могут считаться пластическими хирургами. У себя на кафедре мы предпочитаем брать в ординатуру тех, кто уже успел поработать в сфере общей хирургии после получения диплома.

Корр.: Вы считаете два года ординатуры достаточным сроком для подготовки практикующего специалиста? Как можно в дальнейшем повышать квалификацию?

Ирина Хрусталева: Главный недостаток постдипломного образования, и, в частности, ординатуры — нехватка практики. Для того чтобы молодой врач смог не только ассистировать, но и оперировать самостоятельно, по моему мнению, двух лет мало. В дальнейшем срок ординатуры для будущих пластических хирургов должен увеличиться.

Главный недостаток постдипломного образования и ординатуры — нехватка практики

Сейчас, закончив ординатуру, молодой специалист отправляется искать место работы, и в будущем постоянно должен будет совершенствоваться и повышать квалификацию. К слову, если раньше на учёбу нужно было каждые пять лет тратить целых 144 часа, теперь врачи набирают учебные часы каждый год и считают их сумму за пять лет.

Корр.: Как вы считаете, все эти трудности на пути молодёжи помогают достичь результата и вырастить профессионалов?

Ирина Хрусталева: Узкий специалист в любой сфере: будь то пластический хирург или стоматолог-эндодонт — это «редкий бриллиант», который и владеет ремеслом, и занимается искусством, и находится на передовых рубежах науки. Думаю, такие уникальные специалисты во всём мире — «штучный товар».

Пластический хирург Ирина Хрусталева

Между тем, в обычной, повседневной медицине, есть и свои сложности. В нашем университете ординатура платная. Как правило, молодого специалиста, который ещё не заработал на обучение, спонсируют родители, рассчитывая, что эти средства довольно скоро окупятся. И когда этот специалист выходит в мир, ему просто необходимо как-то делать деньги, вот и множатся, как грибы, все эти «профи», обещающие чудесные результаты и занимающиеся пиаром в Инстаграме. О социальной ответственности и заботе о пациентах речи здесь и не идёт. Кто знает, сколько таких сертифицированных согласно закону, «специалистов», прошедших всего 504-720 часов подготовки, сейчас работают в клиниках нашей страны.

Хочется посоветовать женщинам внимательно выбирать специалистов, включать здравый смысл и не вестись на громкие обещания «звёзд Инстаграма».

Корр.: По-вашему, в России много таких «недоучек» с сертификатами?

Ирина Хрусталева: Думаю, да. Существует РОПРЭХ — профессиональное сообщество, куда входят квалифицированные, опытные специалисты, а остальные находятся в своего рода «теневой зоне». Среди них, на мой взгляд, многие просто не квалифицированы должным образом. Например, пластику век часто выполняют офтальмологи, эстетическую ринопластику — ЛОР-хирурги, увеличение груди — торакальные хирурги, а эстетическую абдоминопластику — общие хирурги. Эти специалисты занимаются не своей профессиональной сферой деятельности, но просто хотят побольше заработать. Запрещать это нужно на уровне законодательной власти.

В Санкт-Петербурге меньше хирургов, чем в Москве, в том числе, ведущих полуподпольную деятельность

Корр.: В России мало объективной информации и статистики о пластической хирургии. Проект «Социальный навигатор» в 2016 году составил рейтинг лучших московских клиник пластической хирургии. В 2017 году рейтинг охватит уже все российские клиники. Что вы скажете о ситуации в Санкт-Петербурге? Действительно ли там отличные клиники и более низкие цены?

Ирина Хрусталева: Лучшие питерские клиники не отличаются по ценам от московских. Ведь помимо профессионализма врачей есть и уровень техники, оборудования, используемых медикаментов. Надо понимать, что за низкую цену, вы получите и соответствующее обслуживание — допотопные материалы и вышедшие из употребления препараты. Кстати говоря, в Санкт-Петербурге с этим проще, чем в Москве. Здесь вообще гораздо меньше хирургов, и, в том числе, ведущих полуподпольную деятельность. О неудачных операциях, выполненных профанами, быстро становится известно. Кроме того, профессиональная среда у нас давно сформировалась, все знакомы между собой, а молодёжь приходит с трёх кафедр пластической хирургии.

Также читайте на эту тему