• PS•paper.ru
  • / Пластический хирург Светлана Пшонкина

Пластический хирург Светлана Пшонкина

Психологические и этические аспекты пластической хирургии
Светлана Пшонкина

Пластическая хирургия перестала быть чем-то недостижимым и недосягаемым. Если раньше абсолютно все старались скрыть факт пластической операции, то сегодня подобное вмешательство в природный ход вещей воспринимается вполне адекватно. Пластика стала более доступной, и клиентами хирургов становятся не только знаменитости или публичные люди, но и представители среднего класса, для которых внешняя привлекательность важна не меньше.

Растущий с каждым годом спрос на пластические операции рождает предложение — нередко неквалифицированные врачи объявляют себя профессиональными специалистами, способными провести подобные хирургические вмешательства. Однако на самом деле, пациенты получают осложнения и бывают вынуждены обращаться за повторной операцией. Как избежать подобного? Об этических принципах профессии пластического хирурга мы побеседовали с одним из ведущих специалистов отрасли Светланой Пшонкиной.

Корр.: Светлана Юрьевна, здравствуйте. Сегодня пластическая хирургия набирает популярность, люди не смущаются делать операции, чтобы сохранить молодость. Как вы считаете, это положительная тенденция?

Светлана Пшонкина: Здравствуйте. Честно говоря, не думаю, что я вправе судить о том, насколько хороша эта тенденция. Тем не менее, не могу назвать какие-то негативные стороны. Согласитесь, визуально всегда приятно смотреть на ухоженного человека с подтянутой фигурой. Так что не думаю, что пластическая хирургия оказывает отрицательное воздействие на современное общество. Другое дело, когда люди чересчур увлекаются в поиске идеальной внешности, но это отдельный вопрос.

Корр.: Так давайте разберём его. Темой нашей беседы как раз являются этические принципы в пластической хирургии. Кто виноват в подобных случаях, когда человек делает 30-ую или 40-ую операцию?

Светлана Пшонкина: Здесь можно говорить о взаимной ответственности, ведь и хирург, и пациент должны осознавать все последствия пластической операции. Но всё же намного бОльшая доля ответственности лежит именно на враче, поскольку выполняет и даёт согласие на операцию именно он. У пациента вполне может быть дисморфофобия — психическое расстройство, когда человек не может остановиться в своём стремлении достичь идеальную внешность. В подобных случаях хороший врач откажет в операции и направит пациента на консультацию к психологу. Если же пластический хирург соглашается «помочь», то таким специалистам доверять нельзя.

Корр.: Получается, что в погоне за достатком пластический хирург готов рискнуть здоровьем пациента?

Светлана Пшонкина: Речь идёт только о недобросовестных специалистах, желающих нажиться на своих клиентах. Порядочный пластический хирург никогда не поступит подобным образом и откажет пациенту в проведении подобной операции. Настоящий врач в своей практике всегда будет руководствоваться клятвой Гиппократа, которую все медики приносят после завершения обучения. Правила морально-этического поведения определяет не только эта клятва, но и посвящённая этой теме целая наука — деонтология. Согласно её принципам, любой медицинский специалист должен придерживаться правила «Медицина — для пациента, а не наоборот».

Корр.: Все мы знаем, что пластическая хирургия подразделяется на эстетическую и реконструктивную. И если касательно последней всё ясно — допустим, хирург избавил пациента от заячьей губы и это была полностью этичная операция, то как обстоят дела с эстетической пластикой? Что, если пациент просит сделать ему какой-нибудь рубец на лице, так как лично ему это кажется привлекательным? Или случаи, когда женщины удаляют рёбра, чтобы получить осиную талию?

Самая главная категория, которым должен отказать хирург — это пациенты с дисморфофобией или иным психическим расстройством

Светлана Пшонкина: Действительно, если успешность эстетических операций оценивалась бы только с точки зрения удовлетворения пациентом полученным результатом, это был бы нонсенс. А уж операция по удалению рёбер точно нельзя не принесёт здоровья, в будущем это может повлечь за собой смещение органов.

По этическим принципам хирург не должен проводить операцию, если существует вероятность возникновения каких-либо негативных последствий. Лично я таким вот просьбам пациенток отказываю — а у меня были такие случаи. Врач, который придерживается этических принципов своей профессии, точно не станет удалять рёбра только по желанию пациента.

Возможно, этого никогда не случится, но лично мне очень хочется, чтобы каждый эстетический хирург соблюдал нормы этического кодекса. Но даже на примере знаменитостей, таких, как Дита фон Тиз, которая как раз известна тем, что удалила рёбра, мы понимаем, что есть хирурги, которые готовы за вознаграждение сделать всё что угодно.

Корр.: Светлана Юрьевна, как определить, хороший ли пластический хирург, вы нам разъяснили. А как обстоят дела с пациентами? Есть ли какие-то категории, которым врач всё-таки предпочёл бы отказать в проведении операции, основываясь всё на тех же морально-этических принципах?

Светлана Пшонкина: Самая главная категория, которым должен отказать хирург — это уже упоминавшиеся пациенты с дисморфофобией или иным психическим расстройством. Пациенты первого типа стремятся не просто исправить какие-то дефекты внешности, а сделать свою фигуру абсолютно совершенной. При этом у них может и не быть никаких недостатков. Настоящий пластический хирург должен отказать такому пациенту, а не наживаться на его болезни. Ну, а если в принципе человек болен, то о каких вообще вмешательствах может идти речь? Согласно профессиональной этике, хирург должен проводить операции, если они целесообразны и принесут ожидаемый результат.

Корр.: А что касается психологических аспектов профессии? Часто ли приходится выступать в роли психолога?

Светлана Пшонкина: Думаю, пластический хирург является одновременно психологом каждую свою консультацию. Ведь нужно не просто узнать, что хочет изменить в себе пациент, но и истинные мотивы, по которым человек решился на пластическую операцию. Одно дело, если это взвешенное и обдуманное решение, другое — когда пациентом движут эмоции.

Порой на консультации приходят люди, которые переживают в данный момент какой-то жизненный кризис — уход любимого человека, потерю работы. По их мнению, кардинальные изменения во внешности помогут им всё наладить свою жизнь, и они принимают решение впопыхах, руководствуясь эмоциями. К таким пациентам нужен особый подход, часто я отправляю их на консультацию к психологу, чтобы они решили, действительно ли пластика так необходима им. В ряде случаев сразу отказываю, когда очевидны психологические проблемы и отсутствие показаний к проведению пластических операций. Многие из них позже приходили ко мне и благодарили, что я не пошла у них на поводу и говорили, что осознали нецелесообразность операции.

Корр.: Светлана Юрьевна, благодаря вам мы выяснили, каких хирургов стоит опасаться, а каким можно доверять. Благодарю за интервью!

Записаться на консультацию к пластическому хирургу Светлане Пшонкиной можно по телефону: +7 (495) 773-04-54.

Также читайте на эту тему