• PS•paper.ru
  • / Пластический хирург Виктор Глоба

Пластический хирург Виктор Глоба

Операция по увеличению груди находится на втором месте
Пластический хирург Виктор Глоба

К руководителю клиники BeautyMed пластическому хирургу Виктору Глобе женщины чаще всего обращаются с просьбой сделать им большие глаза, большую грудь и тонкий нос. Сам врач уверен, что, стремясь получить стандартную красоту, следует оставаться в консервативных рамках, ограничивая себя.


 

Корреспондент: Расскажите, как Вы решили стать пластическим хирургом?

Виктор Глоба: Если смотреть в корень, то это, скорее, мечта моих родителей. В нашей семье все врачи. Следовательно, выбора у меня толком не было. Традиция. Будучи студентом медицинского университета, я выбрал хирургию, поскольку молодости свойственны амбиции, максимализм, а хирург — это венец карьеры врача. Что же касается пластической хирургии, то в 90-х годах я начал работать в частной косметологической клинике, в которой большое внимание уделяли пластической хирургии, так все само и сложилось.

Корреспондент: Есть ли разница между пластической и эстетической хирургией?

Виктор Глоба: Пластическая и эстетическая хирургия очень взаимосвязаны, но это не одно и то же. Дело в том, что пластическая хирургия направлена на восстановление здоровья. Эстетическая хирургия никакого отношения к здоровью не имеет. Она занимается исключительно красотой и не уделяет внимания восстановлению функциональных способностей организма. Сходство здесь, скорее, в том, что эстетическая хирургия сложна и требует хирургических знаний. Необходимо знать, как перемещать ткани, и что из этого получится. По большому счету, эта профессия требует отдельного обучения, но в действительности профессии эстетический хирург не существует, в отличие от профессии пластического хирурга. Но, например, в Казахстане она появилась совсем недавно.

Корреспондент: В Казахстане на сегодняшний день сложилась школа пластической хирургии?

Виктор Глоба: Я могу сказать, что мы к этому движемся. Сейчас у нас существует сообщество пластических хирургов, которое прикладывает много усилий к тому, чтобы школа пластической хирургии реализовалась на практике, а не на бумаге. Есть также кафедра пластической хирургии, где дают неплохие знания об эстетике. Существуют профессионалы, способные хорошо выполнять свою работу и обучать этому других. Процесс запущен. Мне хотелось бы, чтобы все это развивалось быстрее, но радует, что мы на пути к поставленным целям.

Корреспондент: Растет ли конкуренция?

Пластический хирург Виктор Глоба

Виктор Глоба: В нашей стране хирургов не так много, в Казахстане человек 30. Да, конкуренция растет. Мы сравнивали статистику, делали подсчеты и пришли к выводу, что нам есть, куда расти. В Казахстане могут работать 500 хирургов. Но сейчас мы конкурируем, прежде всего, с зарубежными врачами. Мода ездить в разные страны с целью сделать пластическую операцию меняется. Но ошибочно думать, что возможно единожды сделать пластику. Люди меняются со временем, стареют. Ухаживать за собой необходимо постоянно. И, сделав заграницей операцию один раз, придется ехать снова. Есть еще проблема. Обычно пациенты выбирают заграницей услуги подешевле, а это приводит к плачевным результатам. Многие приходят к нам с осложнениями после операций, проведенных там.

Корреспондент: Получается, что доверие к казахским хирургам растет?

Виктор Глоба: Я думаю, что растет. Однако все-таки существует проблема в менталитете. Нашим людям «лишь бы не здесь». Надеюсь, поколение внуков преодолеет стереотипы.

Корреспондент: Работает ли в хирургии правило, согласно которому, чем выше цена, тем качественнее услуги.

Виктор Глоба: Думаю, да. Цена в нашей клинике менялась в результате субъективных и объективных процессов. Раньше были очереди на два-три месяца вперед. И цены были ниже. Мы отмечали стабильность, ведь запись была на полгода вперед. Однако случалось так, что, записавшись за четыре месяца, пациент корректировал свои планы и отменял запись. В итоге врач мог не работать недели две. Это, разумеется, неблагоприятный фактор, поэтому мы решили регулировать запись с помощью цены.

Корреспондент: К Вам чаще всего обращаются женщины? Расскажите немного о пациентах.

Виктор Глоба: Вы сами можете ответить на свой вопрос, взяв в руки зеркало и посмотрев в него. Приходят красивые с амбициями. Вы считаете, что только некрасивые хотят изменить свою внешность? Но подумайте, как тяжело красивой женщине смириться с возрастными изменениями? Как трудно ей видеть морщины. Она не привыкла так жить. Она сильно страдает, видя себя в зеркале не той, что была в молодости.

Корреспондент: Какая сейчас самая распространенная пластическая операция?

Виктор Глоба: В Казахстане самая распространенная — операция на веки. Первый тип — уменьшение избытков кожи на веках, которое приходит с возрастом. Второй тип — так называемая, европеизация. К сожалению, существует миф о том, что европейские глаза самые красивые. В нашей стране преобладает азиатский тип внешности. Люди слепо верят этому глупому стереотипу и идут на пластическую операцию, считая, что, убрав складочку на нижнем веке, они смогут получить европейский глаз. Однако это заблуждение, поскольку мы получаем лишь красивый азиатский глаз.

Корреспондент: А увеличение груди? Разве на этот вид операции упал спрос?

Виктор Глоба: На сегодняшний день увеличение груди по-прежнему в моде среди пациенток. Этот вид пластической операции находится на втором месте. Хотя год от года ситуация меняется — но за первенство «соревнуются» увеличение груди и ринопластика. Однако если говорить об операциях в целом, то бесспорным «лидером» является ринопластика, поскольку данный вид операции решает не только эстетические, но и ЛОР проблемы. Четвертое место в моей практике занимает подтяжка лица.

Бесспорным «лидером» является ринопластика, поскольку данный вид операции решает не только эстетические, но и ЛОР проблемы.

Корреспондент: Очень часть пациенты думают, что операция может решить все их проблемы. Но ведь существует процесс восстановления. Расскажите о нем.

Виктор Глоба: Пациенты ошибаются, думая, что операция решит все проблемы. К примеру, невозможно обойтись одной подтяжкой лица, потому что нужен комплексный уход. Вообще все, что касается лица, требует отдельного ряда процедур. Та же блефаропластика не сделает человека молодым, она лишь уберет лишнюю кожу.

Корреспондент: Где же проходит та тонкая грань между подтянутым и помолодевшим лицом? И доводилось ли Вам исправлять ошибки других хирургов?

Виктор Глоба: Знаете, не стоит говорить о чужих ошибках, возвышая себя над другими врачами. Я переделывал и собственные операции, поскольку лет пятнадцать назад сообщество пластических хирургов обладало меньшими знаниями, хирурги делали не те операции, то есть мы получали натянутые лица. Сейчас же я делаю это совершенно иначе.

Корреспондент: То есть вполне нормально исправлять?

Виктор Глоба: Разумеется, все можно поменять.

Корреспондент: А пациенты, которые хотели изменить пол, обращались к вам когда-либо?

Виктор Глоба: Да, но, к счастью, очень редко. Таких людей довольно мало. Это сложные операции, и одному эстетическому или пластическому хирургу здесь не справится. К таким операциям привлекается множество специалистов.

Корреспондент: А кто чаще обращается с такой проблемой — мужчины или женщины?

Виктор Глоба: Чаще обращаются мужчины.

Пластический хирург Виктор Глоба

Корреспондент: А вообще, какие у мужчин претензии к внешности, если не рассматривать смену пола?

Виктор Глоба: В основном мужчины хотят убрать мешки под глазами. В обществе существует негативное отношение к этой эстетической проблемы — считается, если у мужчины мешки под глазами, то он алкоголик. В случае с мужчинами-руководителями это особая неприятность. Некоторые мужчины не удовлетворены лишь удалением мешков под глазами, они хотят пойти дальше и «освежиться» полностью. Для восстановления молодого и мужественного лица мы используем импланты.

Корреспондент: А как дело обстоит с обоснованием необходимости изменить внешность? Какие претензии предъявляют пациенты к своей внешности?

Виктор Глоба: Счастье человека изменяется, оно растет. Раньше, чтобы быть счастливым, человеку было достаточно иметь лошадь, теперь — машину. Машина появляется — возникает потребность в определенной престижной марке и так далее. То же самое касается и внешности. Люди хотят дотянуться до успешных людей, им хочется корректировать и свою внешность, чтобы не отставать других. Оказаться на приеме у пластического хирурга человека вынуждает внутреннее стремление к красоте во всем.

Корреспондент: Понятие красоты относительно, оно часто меняется. Вы считает, что поп-культура диктует шаблоны?

Виктор Глоба: Разумеется, популярная культура формирует определенные стереотипы и толкает людей менять себя, согласно установленным шаблонам. Сейчас многие молоденькие девушки приходят на прием к пластическому хирургу с просьбой сделать им, например, большие глаза. Откуда это? Мода на аниме. Красота не должна выходить за рамки консервативных ценностей, однако необходимо себя ограничивать.

Корреспондент: Вы отговаривали своих пациентов от операций?

Виктор Глоба: Да, и часто.

Корреспондент: И какая обычно реакция — уходят или требуют сделать?

Виктор Глоба: Я очень часто отказываю пациенткам в возрасте до 25 лет, и ничего не остается, как уйти. Девушки в двадцать лет считают себя взрослыми, но это дети. Они не знаю, что им действительно нужно, и к чему приведет их желание измениться. Для такого серьезного шага, как пластическая операция, нужно повзрослеть.

Корреспондент: А молодые люди без мешков под глазами к Вам приходят?

Виктор Глоба: Да. Бывают разные проблемы, например, гинекомастия — это когда у молодых людей сильно развита молочная железа. Также обращаются некоторые худые юноши, которые не могут нарастить мышечную массу. Для таких случаев существуют специальные твердые импланты, имитирующие грудные мышцы.

Корреспондент: Сами Вы пользовались услугами пластических хирургов?

Виктор Глоба: Я периодически делаю косметологические процедуры. Но боли и уколов боюсь. Обычно процедуры, приносящие заметные результаты, неприятные.

В любом случае мы стараемся достичь того результата, который нравится пациенту.

Корреспондент: Бывали пациенты, которые оставались недовольными?

Виктор Глоба: Да, как правило, это девушки до 25 лет.

Корреспондент: Как Вы дальше работаете с такими пациентами?

Виктор Глоба: До операции мы много общаемся, чтобы понять друг друга. Мне важно донести до них, что операции на других людях воспринимаются нами как идеал. Но после того, как нам самим сделали операцию, мы почти всегда видим изъян. И это происходит с каждым. Однако в конечном итоге серьезных разногласий не случается. В любом случае мы стараемся достичь того результата, который нравится пациенту.

Корреспондент: Пациенты идут к пластическому хирургу, чтобы получить красоту или уверенность в себе?

Виктор Глоба: Я думаю, что красота и уверенность в себе — это одно и то же.

Также читайте на эту тему